• Жанр: поэзия

  • Язык: русский

  • Страниц: 30

ПО КРАЮ.
По краю неба к краю моря,
По краю счастья к краю горя,
По краю света к краю тьмы,
Отбросив крылья и оковы,
Одежд никчемные покровы, –
В объятья стонущей волны…
2008
 
По краю
По краю неба к краю моря,
По краю счастья к краю горя,
По краю света к краю тьмы,
Отбросив крылья и оковы,
Одежд никчемные покровы, –
В объятья стонущей волны…
Несусь, как щепка в океане,
Забыв про боли и про раны,
Душа стремится к маяку.
Весь мир окутали затменья,
Слеза дробится на мгновенья,
Теряясь в солнечном соку.
По краю ночи к краю дня
Несет отчаянье меня…
По краю-2
                       
По краю неба к краю моря,
По краю счастья к краю горя,
По краю света к краю тьмы…
Осколок солнца обагрился,
Рожденьем путь вдруг осветился
Среди пустяшной кутерьмы.
Морозный ветер треплет горе…
От края неба к краю моря
Бежишь ты из земной тюрьмы…
***
Мгновенным ливнем расцелована…
Смешались волосы с водой.
Я так свободна и раскована…
Я – стон, я – крик, я – даже вой.
Ничто не чуждо мне в объятиях,
Прости же, небо, мой порыв.
Теснится радость – голос братии –
Душа, цветы, дождливый взрыв.
Мгновенным ливнем расцелована…
Смешались волосы с водой.
Любовь, за что ты мне дарована?!
За что раскрошен мой покой?!
***
Как мне сократить боль-разлуку
До вздоха… иль даже ползвука,
До мига на сотни крупинок,
До наших заросших тропинок…
А там повстречаться сначала,
Упасть на травы одеяло.
Поймать стебелек звездопада,
Обвиться лозой винограда.
Напиться слезой коноплянки,
Как зверь зализать боли-ранки.
Как мне сократить вновь разлуку?!
Я сплю… Протяни же мне руку…
***
Твое дыхание, Малыш,
Когда ты спишь, когда ты спишь,
Благославляю я. И Свет
Твоей любви в ответ. В ответ…
Не развязать объятья нам,
С тобою связанные Там…
Нам этих тайн не разгадать:
Ты – просто Дочь, я – просто Мать.
 
***
Растекается тоска
Ядовито.
Обесточена река-
Я убита.
Я убита не тобой-
Своей тенью,
Что дорожкой голубой,
Без сомненья,
Пробежала по глазам
Тоскожадно…
И беснуется луна –
Ей отрадно…
Маме
Твои глаза – кусочек неба,
Твои ладони – запах хлеба…
В твоих ресницах солнца луч,
Что пробивается из туч.
Твоя любовь – кусочек света,
Твое тепло… я им согрета…
Зовет меня, зовет твой дом.
Он всюду… он во мне… кругом…
Причет
 
Потеряла я колечко
Обручальное.
Уронила его в речку
Разлучальную.
Уронила его в речку
Во печальную.
Утопила я сердечко
Надрывальное.
И не мило мне крылечко
То свидальное.
Погасил свечу ты, свечку
Поминальную.
Потеряла я колечко,
Тобой данное…
Только ноет вот сердечко
Окаянное…
***
Не дай нам, Боже, хоронить детей,
Как матери кровавого Беслана.
Средь всех печалей, болей и скорбЕй
Не дай, о, Боже, надломиться стану.
Не дай им, Боже… Что же есть светлей
Наивного, доверчивого взгляда.
Ладонь в ладони и сквозь мрак дверей
Шагайте в свет – не в пасть земного ада.
Не дай им, Боже… И услышь скорей
Великий стон неизлечимой раны,
Надрывный плач всех женщин-матерей,
Осиротевших, поседевших рано.
Не дай нам, Боже, хоронить детей,
Как матери кровавого Беслана.
Средь всех печалей, болей и скорбЕй
Не дай же, Боже, хоронить детей.
***
Их руки тонки, прозрачны,
Их стоны, как лава земли.
Оружие, день – удачны…
И души танцуют в пыли.
Их руки – тростинки к небу,
Их стоны… И дьявол в огне
Сжигает небесную требу,
Гарцуя на резвом коне.
Не будет никто наказан,
И зло – дорогой буйноцвет
Миром рассеян-размазан,
Чтоб кровью окрасить рассвет.
Напиши мне…
 
Напиши мне письмо без причины,
Напиши… просто так напиши.
Расскажи мне про боли-кручины
И про грусть в полуночной тиши.
Про молитвы и слезы в ладошку,
Про лучину до горькой зари
И про тропы-тропинки-дорожки,
Где поют о тоске соловьи.
Расскажи мне про память-норушку,
Что терзает и ночью, и днём,
Про горячего снадобья кружку.
И про стоны о Нём… и о Нём…
Напиши мне…
***
Сожму ладонь в кулак… до боли…
До хруста косточек… до слёз…
В груди пустой тревожно ноет
То место, где так много роз
Когда-то было…
И цвело
Без перерыва и полива…
Всё ушло?!
Семя
О, Господи, в сердце моём
Есть семя коварного зла,
Что брошено чьей-то рукой,
С надеждой на буйноцвет.
Оно сверебит и першит,
Пытаясь пустить росток.
Оно мне мешает жить
С улыбкой, без стона в глазах…
И день изо дня борюсь,
Сама себе лекарь-хирург.
О, Господи, я признаюсь,
Что семя то бросил… друг
Иль тот, кто мне другом был…
О, Господи, в сердце моём
Есть семя…
Не дай же ему прорасти,
Позволь Пожелавшему зла
Спокойно и с миром уйти.
 
Утром росным

Утром росным за калиткой
Стонет дуб-кряхтун.
Шелестит своей накидкой
Все сто лет стодум.Утром росным у забора
Не целуй меня:
От пронзительного взора
Дуба-кряхтунаСердце ёкнет так тревожно…
На лицо ладонь –
То дубочек осторожно
Студит пыл-огонь.Сколько вздохов-поцелуев
На его веку
И в любви признаний всуе
Слышалось ему.

Утром росным у окошка
Не зови меня:
Я вчера не понарошку
Дуба-кряхтуна

Назвала родным-любимым.
Все свои сто лет,
Ожиданием томимый,
Ждал любви рассвет.

Утром росным за калиткой
Молодец-друид
Шелестит своей накидкой,
За порог манит…

***
Я отмеряю тебе жизнь
В моей душе.
Прости за властность.
Я отмеряю тебе жизнь
И согласую
Несогласность.
Я отмеряю тебе жизнь
До первых слёз
Ночных метаний.
Я отмеряю тебе жизнь
В час самый звонкий,
Самый ранний.
Я отмеряю тебе жизнь
И отрекаюсь
От сомненья.
Я отмеряю тебе жизнь
До дня,
Последнего мгновенья.
Я отмеряю тебе жизнь
В моей душе,
В моей темнице.
Я отмеряю тебе жизнь.
… и разрешаю с ней проститься…

Осенее танго


В осеннем танго кружится
Последняя любовь.
На плечи ее ложится
Божественный Покров.Прелестна накидка снега
С рисунками листвы.
Торжественная нега
Среди людской молвы.Кружится в осеннем танго
Последняя любовь –
Без положенья и ранга,
Без крыльев и оков.Тоска


В соавторстве с Зинаидой Королёвой

Уходила в лесок тёмный,
От любви своей скрывалась,
Но и там душа в истоме
От разлуки разрывалась.Выло сердце – выли звери
От тоски моей горючей…
Что в разлуке от потери?
Путь безвестия колючий…И рвалась к нему навстречу-
В никуда, в надежде – ближе…
Но одна  который вечер…
И тоска, как кошка,  лижетМои раны, мои слёзы.
Надрываясь, сердце плачет.
Ни к чему здесь маски, позы,
Коль тоски моей не спрячут.

Уходила в лесок тёмный,
От любви своей скрывалась,
Но и там душа в истоме
От разлуки разрывалась.

Муки


Мне бы взять себя в руки,
Но на ум приходят лишь ноги:
Варикоз, целлюлит – все муки
Дарят им коварные боги.Мне бы взять себя в руки…
Не берётся моя обида,
Утешают одни правнУки:

«Ты, бабуля, классного вида!»

Предзимняя боль


В соавторстве с Зинаидой Королёвой

Осень холодным ветром
Душу скрутила в комок.
С резкой музыкой ретро
Тревожно скулит щенок.Зачем зовёшь разлуку,
Мой верный лохматый друг?
Мне ли не знать ту муку –
Вся жизнь словно чёрный круг.Мне ли не знать туманы,
Осенней тоски дурман,
Горечи плед нетканный
И одинокий диван?Мне ли не знать… прости же
Мою предзимнюю боль.
Отойди, отойди же…
Ну изменись же… Юдоль.

Уходят поэты

Светлой памяти поэта
Леонида Усяченкова

Уходят поэты, уходят без страха,
Уходят они не навеки, но в Вечность.
Не в землю сырую, не в темень глухую,
Им стелет тропинку небесная млечность
В обитель святую. Их ждёт Арион.Уходят поэты, уходят без страха,
Уходят, любя и порой не прощаясь,
Под музыку лиры уходят кумиры.
Уходят, уходят, но к нам возвращаясь
В строках пророческих.
Низкий поклон…
Мне выпало счастье

Мне выпало счастье, а я не сберег.
Я счастье свое проворонил.
И счастье ушло, как земля из-под ног,
Пушинкой слетело с ладони.
Леонид Усяченков
Мне выпало счастье – не сберегла,
Полные вёдра небрежно несла –
Всё расплескала по тропке лесной.
Мне выпало счастье, но стороной
Горюшко-горе, крадучись, ступало,
Счастье по каплям в землю впитало.
Спутница верная горе теперь,
Мне выпало счастье, но от потерь
Не сберегла. Не вернётся оно…
Живи не живи – для меня всё одно.
Волчья печаль
 
Мне ли не понять тебя, Волчица?!
От печали воешь на луну…
Небо распластало плащаницу,
Разбросало вату-пелену.
Тени две, – изящные, в порыве
Устремились к небу. Азраил!
…Онемели… В безголосье-срыве
Ветер шелестит среди могил.
Мне ли не понять тебя, Волчица?!
Только не завыть ведь нам печаль…
В памяти слова… слова… и лица…
Пред глазами – жизни даль… А жаль!!!
 
Я уйду! Я приду!
 
Я уйду!
Я приду!
Сколько можно?!
Вновь встречать поутру,
Осторожно
Падать в губы,
Ложиться на плечи,
Слушать вздохи
И лживые речи?!
Я уйду!
Я приду!
Ради Бога!
Благо, стелется
Гладко дорога…
Звонко щёлкнет
В прихожей замок…
Хошь – на запад,
А хошь – на восток…
Я приду!
Я приду!
Нет, не нужно,
Было вместе
С тобою нам душно,
Ты стремился к свободе –
Лети!
Я приду…
Я приду…
Уходи!
Окрошка
я сегодня сделаю окрошку –
накромсаю мелко огурцов,
плюс – редиска, лука, вот, немножко…
я сегодня сделаю… без слов…
окроплю слезами горький ужин,
муть в душе – не пожелать врагу…
вновь гадаю на окрошке: нужен!
отложила ножик… не могу…
может, не сегодня, может, завтра
довершу свою задумку я…
приготовлю что-нибудь на завтрак…
и начну свой день уж без тебя…
а сегодня сделаю окрошку…
Майе Кудашевой
 
Над головою подымая
Снопы цветов, с горы идет…
Пришла и смотрит… Кто ты?
— Майя.
Благословляю твой приход.
В твоих глазах безумство. Имя
Звучит, как мира вечный сон…
Я наважденьями твоими
И зноем солнца ослеплен.
Войди и будь…
М. Волошин
Благословляю твой приход,
О, Майя, Женщина из мая…
Над головой душистый сноп
Цветов из радужного рая.
Я наваждением твоим
И зноем солнца ослеплён.
Вновь очарован и гоним
И вновь безропотно пленён.
Войди и будь… О, Арион
Будь благосклонен к музе «Флака»*,
Фемерный сон, прими поклон
За россыпь-дождь лесного мака.
*«Флак» — сокращенное название Феодосийского литературно-артистического кружка, который объединил в себе таких видных деятелей искусства, как М. Волошин, О. Мандельштам, Анастасия Цветаева, Аделаида Герцык, Софья Парнок, Д.  Благой, В. Бабаджан, А. Самарин-Волжский и др. А также одноименное название кафе поэтов.
Саят-Нова*
Я на чужбине соловей…
                   Саят-Нова
Ты на чужбине соловей
И соловей в веках.
Твой голос звонче, чем ручей,
И кеманча в руках.
Певец любви, певец тоски,
Божественный ашуг,
А песень – сердце на куски,
И всем влюбленным друг…
Ты на чужбине соловей,
Меж небом и землей,
Меж гор, речушек и полей
Тоскует голос твой.
*Саят-Нова  (17121795) — армянскийпоэтмузыканташуг, мастер любовной лирики.
Была!
 
Однословный многорифм
 
Прах…
Взмах
Крыла…
Страх…
Крах…
Не жила…
Вздох…
Мог…
Не могла…
Мох…
Лог…
Я легла…
Свет?!
Нет!
Умерла?!
Бред?!
След…
Я была!!!
Спасенье
Я шагнула бы в бездну, но путы крепки –
Две дочурки и мать-обережек.
Я шагнула бы в бездну, и с лёгкой руки
Отказалась от жизни, но реже
Я терзаю платочек отчаянных дум
И кусаю в бессоннице губы.
И всё чаще, всё чаще приходит на ум
Мысль о тех, кем любима. И любы
Мне их радости.
Боже, и в горькой тоске
Ты ведёшь меня праведно… ровно…
И… казалось бы, вот – на одном волоске…
Но спасенье даруешь любовно –
Две дочурки… И мать у иконы стоит,
Завершая свой день, еле дышит,
И поутру молитва, едва прокричит
Петушок на берёзовой вышке…
***
Золотая пора быстротечна…
Не окрашивай время тоской!
В этом мире, безумном и вечном,
Неприемлем печальный покой.
Распахни свои окна! И – к свету!
Ты, подобно улитке, закрылась
В своих крепких и мрачных стенах.
В той поре так мечталось, любилось…
В этой – серость и старческий страх…
В руки краски! И – к вечному лету!
***
Акро
Садилось солнце, вечер млел,
Любуясь томностью заката.
И соловей забвенно пел
Тому, кто ждал его сонату.
О, мне хотелось в грусти пасть,
Ковыль-печальнеутолимый!
Упасть… упасть в ущелья пасть,
Ломая страсть к тебе, Любимый.
И разрешить проблемы враз:
Тоску и страх, любовь и раны.
О, сколько раз! О, сколько раз
Кормила я себя обманом…
Поутру, на заре
Поутру, на заре киселятся туманы,
И уснувшие птицы не знают тревог.
Поутру, на заре мне так больно и пьяно,
Поутру, на заре – одинокий порог.
За земные утехи теряешь святое,
Грусть моя окровавит мятежный рассвет.
Где ж ты, счастье?! – И горе… и горе лихое
Посылает свой скорый и краткий ответ.
Поутру, на заре киселятся туманы,
Зацепившись за белый и тихий ковыль.
Поутру, на заре открываются раны…
Поутру… на заре… То печальная быль…
Кумир
Кумир погиб,
Остались тени,
Как отпечатки на душе.
И  мир поник,
И на колени
Уже не встану я… уже…
Кумир погиб,
Кумир бессмертен,
Вновь, как безумная, шепчу:
«Один лишь миг
Прошу я, ветер,
И я сторицей отплачу».
Один лишь миг-
Порою Вечность.
Один лишь миг… Прощай… Прости…
Средь пыльных книг
Ищу беспечность.
Кумир погиб… И прах в горсти…
Глубинка
Стекают по ногам
Хрустальные росинки…
Тоскою по горам –
В российскую глубинку.Стегают по ногам
Упругие травинки,
Такие же, как Там, –
В потерянной глубинке.Ласкаются к ногам
Вновь маковки-кровинки,
И крест венчает Храм,
Как в праведной глубинке.Но тяжелей ногам
Каменья. Чернозёмом
Богата почва Там.
Вдали. За окоёмом.

Размолвка
Кто виноват, кто прав…
Не в этом суть.
Ведь стоит мне
на шаг лишь
отдалиться…
Как руки твои
выше тополей (не трав)!!!
Зовут меня
и просят
возвратиться!
Женщина
…и создавая красоту,
Она стремится к совершенству,
На абордаж взять высоту,
И отдаваясь вся блаженству,
Блистать, Любить себя и всех,
И восхищаясь щедрым миром,
Быть Женщиной – совсем не грех,
Коль ты крылата средь бескрылых….и создавая красоту,
Она стремится к совершенству…
Не кори меня, мама
Не кори меня, мама, за шалость…
По рассветной росе пробегу.
Мне так долго об этом мечталось,
Что сдержать я себя не смогу.Буду прыгать, кричать и смеяться,
Растреплю свои косы волной.
Могут, могут мечты и сбываться,
Мой Морец, я опять здесь… с тобой!Помнишь, помнишь меня, я же знаю,
На скамейках рисунки мои,
Я «дарила» рисунки сараю
И стихи, и стишочки свои.Помнишь ты, помню я – это свято,
Память – вечна, как вечна душа.
Шепчет клевер, ласкается мята,
И слезинка сверкает, дрожа.

Не кори меня, мама, за шалость…
По рассветной росе пробегу.
Мне так долго об этом мечталось,
Что сдержать я себя не смогу.

Счастья глоток
Хлёстко, горько и сладко-
Кровь обжигает гортань.
Думала, жизнь – помадка…
Сохнет в горшочке герань.Кактус один колючий
Холит своих  кактусят,
Стойкий, кривой, живучий
Десять цветочков подряд…Мудрость его простая:
Колко?! Дождись свой цветок!
Лишь иногда расцветая,
Дарит он счастья глоток.
Меня Стихи спасли от Смерти
Меня Стихи спасли от Смерти,
И от Любви они спасут.
Стою, босая, на папЕрти,
Покуда Душу отпоют.Вдруг Слог кровавый встрепенулся
От поцелуя Рифмы. Вдруг
Моей Души едва коснулся-
Я уловила песни звук.Душа играла на волынке,
И Свет божественно так пел.
Босая, в маминой косынке,
Бегу в леса из Мира тел.Меня Стихи спасли от Смерти,
И от Любви они спасут.
Вращаясь в вечной круговерти,
Меня в Стихию вновь несут.

К свету
Река Мучений
В реку Безнадежности
Влилась.
И полноводным телом
Размыла берега.
Тонули травы и деревья,
Тонули небо и Любовь,
Тонули Души…
Лишь солнца диск
Едва заметен был
На мглистом дне.
Со Дна до Света –
Бесконечен путь:
Одна Душа не в силах
Вырвать Мглу
И проложить дорогу
К Свету…
Предчувствие
Лунная лодка размеренно, чинно
По небу скользит.
Сердце моё спеленала кручина,
И филин кричит.Филюшка-Филя, ну что ты горланишь,
Неужто к беде?
Криком пронзительным вёснушку ранишь,
Не стыдно тебе?!Вёснушка-вёсна, так хочется света…
Молебно прошу…
Но огради ты от смерти привета,
Кем я дорожу…
Война религий
 
Кто придумал войну религий,
Крест и месяц… Алеет земля…
Все мы дети единственной лиги
Прочь с души, ядовитая тля!
Повинуясь слепым кукловодам,
Мы – оружие в их же руках…
Только нам под одним небосводом,
Только нам на одних облаках…
Только НАМ умываться печалью,
Провожая родных в долгий путь,
Что зовётся небесною далью…
Мы – живые, а их не вернуть…
Я прошу тебя, брат-мусульманин,
И взываю, молю христиан,
Мир истерзан, мир нами изранен,
Не достаточно этих вот ран??!
Кто придумал войну религий,
Крест и месяц… Алеет земля…
Все мы дети единственной лиги
Прочь с души, ядовитая тля!
Перезвон
Вновь гитара терзает душу:
Перезвон-переболь-перестон-
Перекрик, перевой не нарушу:
Я гитарой с рассвета пленён.Перекрёсток – и дальше поле,
Где цыганка мне пела любовь,
Завлекла, зазвала в неволю,
Обнажая мелодии новь.Перезвон – своя магия боли,
Перезвон, пересвет, перетьма,
Я лишь слышу, не видя боле, –
Из мелодий струится тесьма.Вновь гитара терзает душу:
Перезвон-переболь-перестон-
Перекрик, перевой не нарушу:
Я цыганкой с рассвета пленён.

Обиды
…и вдруг всплывают тысячи обид,
как призраки глубинных кораблей,
и кто забыт, казалось, – не забыт…
в хмельном тумане всё больней… больней…
душа теряет мир людей.
… и вдруг всплывают тысячи обид
и прошлодневных, и столетних, и…
разрушен щит, самовнушений щит –
пылают горечи огни… огни –
давно погашены они…
и вдруг всплывает всё в хмелеющей душе –
и тысячи «ещё», и тысячи «уже».
Сквозь ресницы
Сквозь ресницы
Свет проник…
Тишина…
О, ликов лик!
Ты пришла?
Ко мне ли ты?
Я уйду
От маеты…
Сквозь ресницы
Свет проник…
Заискрился
Снегом миг…
Кто сказал,
Что здесь цветы?!
Я умру
От суеты…
Вино палачей
Не верьте!
Не верьте!!
Не верьте!!!
Я – жертва!
Я – жертва!!
Я – жертва!!!
С венами,
полными
вина
палачей…
 
К осквернителю
 
…ты оскверняешь мой язык
тем, что говоришь на нём
лишь гадости в адрес моей страны,
в душе надеясь, что «эта мерзкая страна,
погрязшая в нацизме»,
однажды поднимет тебя
и поставит
на один пьедестал с Арионом…
 
***
В.А.Ростокину
Поэт, потерявший надежду,
Живущий как-будто между
Землей похоронно мрачной,
Небом бестыже прозрачным.Поэт, потерявший дыханье…
Трепещет больное сознанье.
В душе немая усталость,
Жизни какая-то малость.Поэт, потерявший сына…
***
Белый-белый,
С верой в глазах.
Ветер спелый
Дрожит в слезах.Вздох смиренный,
Надломлен стан.
Ало-пенный
Узор от ран.Тонкий-тонкий
Хрустальный звон.
Лик с иконки
Все тот же Он.
Осень у стен Новодевичьего монастыря
На Новодевичьем Осень
Моет ладошки в воде,
Неба волшебная просинь
Всюду… вокруг и везде…Древо-Ирина взгрустнуло,
И Евдокия грустит,
Птица крыло окунула
В реку и гордо парит.На Новодевичьем Осень…
Статно шагает она.
И не коснулась лишь сосен
Взгляда её желтизна.
Явление Осени
Стучится Осень
В белые ворота…
Стучится Осень…
Как ей не открыть?!
И неба звон,
И песнь полета
Нельзя, нельзя
Не уловить…
Вода – зеркальная
Равнина,
Ценитель мига
Красоты.
И Новодевичья
Осина
Дрожит в накидке
Из листвы.
Стучится Осень
В белые ворота…
Стучится Осень…
Как ей не открыть?!
Задождило
Задождило брюхатое небушко,
Растянулся нетканный саван.
Веселилось до самого хлебушка…
Задождило… Лишь квелый туман
Тонкой змейкой таится в ложбинушках
По покатой, душистой степи –
Призрак самой последней теплинушки…
Задождило… Что там впереди?!
Распластаются тестом колдобинки,
Будем пахтать вновь грязь сапогом.
Задождило… Родные особинки
Бережливо мы  в зиму несём.
Безразличие осени

В мой маленький уютный мир
Влетела осень листопадом,
Расстроив струны сотни лир…
Я плачу вместе с голым садом.В дрожащих лужах корабли-
Ладошки стонущего клёна.
Провисло небо до земли,
Лишившись солнечного фона.Мой маленький уютный мир
Сначала как-то накренился,
Потом вдруг вовсе развалился…
Что ж, Осень, вот тебе и пир!
Святки-колядки
Закружила вьюга,
И в окно снежок.
Милая подруга,
Дай-ка сапожок.
Выйдем в полуночье,
Бросим чрез врата.
Что за узорочье
Выдаст нам судьба?
Зеркальце лукавит-
Образ не знаком…
Лучше будем славить
Светлым вертепОм.
Распевай стихеры,
Восхваляй Христа,
Нам без нашей веры
Горечи верста.
«Встань, хозяин щедрый,
В погреб  ты ступай,
Что хранится в недрах
Смело доставай.
В зеп кидай монетки,
Не жалей хлебов,
Детям же – конфетки
В нишу кузовов.
Да прибудет счастье
Во твоём дворе,
Всё в господней власти,
Будет и тебе…»Будем мы рядиться
На Васильев день,
Грече же вариться…
Уж вечора тень…
Причитай, маманя,
Чтоб в добре был дом.
Заскрипели сани
За моим окном.
«Заходите, гости,
Ряженый народ,
Подставляйте горсти»,-
Ячменёк кладет:
«Прорастай, зернинка,
Гость мой, богатей.
Вот тебе и свинка,
Дам тебе курей».
Ничего не жалко,
Эх, гуляй, Душа!
…И Коляда с палкой
Ходит не спеша…
Бабочка
                                      Г. Креул
Она с цветком спешит сродниться,
Нектара сладкого напиться,
Бросаясь в кипень стройных древ.
Ее порыв – есть избавленье
От суеты. И вдохновенье
Дарует ей цветов напев.
Какое счастье – в этом крае,
Благоуханном, светлом рае…
Мгновенья, нет, не пропускать! –
И наслаждаясь каждым мигом,
Парить с весной в единой лиге,
В горячем счастье свет снискать…
 
Лето
Ситцевой простынкой
Обернулось поле.
Солнечной косынкой
Радует раздолье.Шепчется берёзка
С суетной осиной,
Слушает стрекозка
Шум-галдёж осиный.О цветах, о лете
Шмель толкует с пчёлкой
В радужном рассвете
С бабочкой-заколкой.Девочка Марьяшка
В сад бежит. Клубника
Слаще всякой кашки…
Ну-ка, откуси-ка!

Глаголом о лете
Подари мне ковёр земляничный,
Раскидай по нему медуницу,
Примешай аромат ежевичный,
Растревожь сладкогласую птицу.Одурмань меня, магия лета,
И вплети в мои косы травинки,
Будь щедра, чтобы солнца монета
Золотила девчоночьи спинки.Подари мне просторы степные –
Бесконечное море соцветий…
И анисовки свет-наливные
Припаси на душистом рассвете.Подари мне ковёр земляничный,
Раскидай по нему медуницу,
Примешай аромат ежевичный…
…Отогрела ты сердце-синицу…

Лето красное
Ах, лето красное, любила б я тебя,
Но не приемлю мимолетных встреч,
Едва коснувшись обнаженных плеч,
Ты покидаешь, не раздув огня.Ах, лето красное… Слова… слова…слова…
Порою серость, мрак, туман. Туман
Твоих порывов, страсти – все обман.
А к осени готовим мы дрова,Чтоб отогреться, завернувшись в мягкий твид:
Ах, лето красное – мечтаю без обид.
 
На северной вершине Арагаца*
Ветер исхлещет
Плетью нежные плечи.
Я провинилась.
Ветер и горы –
Извечные спутники.
Я – третий лишний.
И на вершине,
Застыв в немом восхищеньи,
У неба прошу прощенье
За то, что не ценила жизнь.
* Гора Арагац – самая высокая точка Армении, потухший вулкан, имеющий четыре вершины. Высота вершин: Северная – самая труднодостигаемая (4095 м), Западная (4080 м), Восточная (3916 м) и Южная (3879 м). Между ними кратер глубиной более 400 м
Стая птиц и надежда
Вспорхнула стая…
Плеск волны и солнца вздох.
Тревожно в мире.
Опоздал рассвет.
В закатной крови тонет
Моя надежда.
С каждым шагом, с каждым вздохом
Покружаюсь в бездну мрака.
Море крови, море боли…
Стая птиц – моя надежда.
Мёртвые деревья
Острые копья
Мёртвых деревьев – в небо.
Рваное тело.
Тонкие руки
Мёртвых деревьев – к небу.
В последней мольбе.
Небо провисло
Под тяжестью крови,
Воды затихли
В предчувствии войн…
Разрубающий Солнце
Столетний дуб-меч.
Светило напополам.
Имеет право.
Что видел он,
На этом свете, солнце?
Сто лет побоищ.
В извечной бойне
Сам невольно
Он стал бойцом.
Прости его.
Судьба
Не за плечами –
Невидим, но ощутим-
Судьбоносный крест.
О, чакатагир!*
«Что написано на лбу», –
Гласит перевод.
Используй сотни языков,
Заройся в дебри диалектов,
Но от судьбы не убежишь-
Она везде, всегда с тобой.
*судьба (арм.).
Русалка
Душа-русалка
Стучится в мир бездушья.
Непробиваем…
Пещера мира
Темна, обезжизненна.
И умер Данко…
Уж лучше без ног,
Но с душой
Промаяться и –
Взлететь…
Стражи солнца
О, стражи солнца,
Сохраните оазис
Света и тепла,
Черты знакомой
Нам природы… Незваный
Час пронзите! Миг!
Миг возрожденья
Сквозь затменье.
Всё золото небес…
Воскрес! Воскрес!
Лунные камни
Лунные камни
Спят в ожерелье твоём…
Все безвозвратно?!
Были мгновенья…
Спят в ожерелье твоём…
Только лишь вера
Их оживит
И наполнит
Дыханьем
Вечной Луны…
Время платить по счетам
Вот и настало
Время платить по счетам…
Мелочь в карманах.
Страхи немые
Вдруг обретают свой глас…
Душу на паперть!
Взываем к спасителю,
Клянём искусителя –
Среди виноватых
Не видим себя…
Бескрылость
Птица сорвется
в небо – с ладони моей…
Путь ее долог.
Бескрылость моя
Ей незнакома – зовёт
За собой. Увы…
Мне б воспарить
С ладони земной
И покорить
Путь непокорный мой.
Чёрные мысли
Если родятся
Чёрные мысли, стирай
Их только «Тайдом».
Если есть накипь,
То «Калгоном» разбавь вмиг…
Жавель отбелит…
Не порождай мыслеформы!
Ты сам себе враг!
Взашей их, не для проформы,
С обрыва, в овраг…
 
Зимнее солнце
Зимнее солнце –
Слепое. Мёртв горизонт.
Заледенели
Травинки. Хрусталь
Их тонких ладошек. Звон! –
Поступь мороза!
Не отравляй меня печалью
В морозный день. Хрустальный свет
Я равнодушно выключаю.
Тебя всё нет!!! Тебя всё нет…
Зимняя луна
Зимняя луна –
Распутница слепая –
Вновь заплутала
В берёзах. Млеет!
Светла! Коварна она!
Во власти её
Моё настроенье.
Ищу я спасенье
В тенях ночных…
О, утомленье!!!
Поздняя птица
 
Поздняя птица
В дом залетела ко мне…
Павел Флоренский
Поздняя птица
Вдруг постучалась в окно –
Плохая примета.
Будут утраты?
О, сколько их было?! Ты
Принеси добро,
Добрую весточку –
Тонкую веточку
Из русской глубинки,
Милой моей душе…
 
Белый волк
Из стаи своей
Не гоните белого
Волка. Пусть он бел-
Это всего лишь внешность,
Душою он тоже волк.
Эхо
Не аукнется –
Не отзовется душа.
Не окунется
В чернильную тьму перо
Покинуло эхо мир.
 
Осколок солнца
Осколок солнца
В глаз попал. Заплакало,
Ослепнув, горе.
Вновь осень
Безумствует день,
Плюётся ветром-дождём.
Вновь осень – вновь тьма.
Арарат
Любуюсь тобой,
Арарат. Взором небес
Ты вечно храним.
Тоска
Мне бы ветром быть,
Оседлать бы облака,
Полететь домой…
Бездушье
Закрыла глаза –
Как же темен странный мир.
Открыла – темно.
Прорубь
Вспорото брюхо
Речушки лесной. Прорубь
Пробил рыболов.
Ветка сакуры
Ветка сакуры-
Ворох белых соцветий…
Весна и Любовь!
Чем пахнет осень?
Чем пахнет осень?
Листопадом и грустью
Цвета надежды.
 
 
Газелла о душе
Душа томится, ночи ждёт, взывает к свету,
Когда темница-плоть заснёт – взывает к свету.
И покорится мир греха великой тайне,
Из речки в реку лунный плот – взывает к свету.
На берегу уснувших тел гуляют души,
И тихий странный хоровод взывает к свету.
Пьют звон из звёздных мерных чаш, внимая Богу,
Моя душа средь вечных вод взывает к свету.
Расправив крыльев тонкий плед, ликует
Вновь совершая свой полет, взывает к свету.
Легко, свободно ей без плоти – мир прекрасен,
Вернуться нужно – тело-лед взывает к свету.
Душа томится, ночи ждет из века в вечность,
Когда темница-плоть заснет – взывает к свету.
Газелла весенняя
                              
Небесный свет на землю льется, – забилось опьяненно сердце,
К душе моя душа летит, к сердцу устремилось мое сердце…
Открою окна, двери настежь – для поцелуя с томным солнцем,
Бокал весенних искр налит, – к сердцу устремилось мое сердце…
Резвясь, купаясь в брызгах чувств, земля трепещет под ногами,
Коварный лед уже разбит, – к сердцу устремилось мое сердце…
Газелла о повелительнице вод
Приливы и отливы в твоей власти, Луна, – повелительница вод.
Все судьбы распределяешь по масти, Луна, – повелительница вод.
Всё воды унесут: и бескрайние печали, и вечную любовь,
Сотни солнечных дней и дней ненастья, Луна, – повелительница вод.
Лишь вечен Океан под пристальным чудо-оком: и вечен, и любим…
Любовник – жертва капризов и страсти Луны – повелительницы вод.
Газелла о дожде
Дождь взахлеб мне говорит о любви. – Чаша неба пролилась.
Души-капельки летят, ты лови, – чаша неба пролилась.
Веселись! Лучше дождик-пересмешник, чем печаль-слеза.
Ветер реку взбаламутил. Прости! – Чаша неба пролилась.
Все обиды позабудь в этот день. Потанцуй с самим дождем.
Пусть бежит река-весна по крови. – Чаша неба пролилась.
Дождь взахлеб мне говорит о любви. – Чаша неба пролилась.
Своей милой назови. Назови! – Чаша неба пролилась.
 
 
Кыта о любви
На весах любви тяжелой гирей
Моя любовь к тебе, о, джан*!
Как оказалось – ты любимей!
Тебе не в радость это, джан.
Не обнимай – твой взгляд тоскливый
Меня терзает… Что же, джан,
Моя любовь тяжелой гирей
Тебе не в радость… Прости, джан…
* милый (арм.).