• Жанр: проза

  • Язык: русский

  • Страниц: 3

ЗАКАТАЛЬСКИЕ ЭТЮДЫ.

Сижу у печки. За окном снег валит, и валит. А мне надо в Баку, срочно. Нельзя, говорят, дороги нет. Что делать? Смотреть в окно? И только? Нет, думаю, сяду за лист бумаги. Давно, давно хотел я написать о Закаталы. Написать что-то необычное. Удивить, ну хотя бы одного-двух закатальцев. Постараюсь. Ну что, начну со снега и ….собаки. Заманчиво! Ну, так читайте…

ЗАКАТАЛЬСКИЕ ЭТЮДЫ.

Сижу у печки. За окном снег валит, и валит. А мне надо в Баку, срочно. Нельзя, говорят, дороги нет. Что делать? Смотреть в окно? И только? Нет, думаю, сяду за лист бумаги. Давно, давно хотел я написать о Закаталы. Написать что-то необычное. Удивить, ну хотя бы одного-двух закатальцев. Постараюсь. Ну что, начну со снега и ….собаки. Заманчиво! Ну, так читайте.

СОБАКА И СНЕГ

Смотрю в окно и думаю, как бы описать снег, ведь столько именитых авторов по-своему, неповторимо описывали это явление природы, это чудо. Как бы не повториться. Нет, я не могу повторяться, списывая чужие мысли, которых в голове ох сколько! Это, наверное, от любви к литературе, что-то есть во мне такого, непонятного. Все, начинаю придумывать свое… Нет, ничего не получается, напряг какой-то. Расслабляюсь… И вот пошло…. Обращаю вначале внимание на лай собаки. Лает, как говорится, вхолостую. Не на кого . Кругом ни души. Все, как и мы, забрели в свои красивые дома, потихонечку греются у печки и лопают вкуснятины – запасы на зиму. Собака лает, скорее, на снежинки, щекочущие ей носик. Они развлекают. То с муку, то с бабочку, довольно крупную. Ах да, наверное, это только в Закаталы снежинки разных размеров. Ложатся он по-разному на мордочку собаки, и от разности она и бесится. А может, лает она просто, так себе, ради собачьего лая. Но нет же, всматриваюсь и убеждаюсь, что лает она по причине задиристости снежинок. И лает-то она, как-то успокаивающе, ласково. Стряхивает иногда с мордочки снег, сама себе удивляется. Не знает, что я целый час, пытаясь вести наблюдение за снегом, смотрю на нее. Она, вроде бы, дает мне понять, что такое величие полёта разыгравшихся снежинок на щедрую землю Закаталы.

ДЖАРЫ

Рвусь постоянно во двор. Не пускают. Боятся, что в очередной раз подверну ногу. Но хоть раз надо выйти, постоять так, просто под снегом… Уговорил. Красота. Весь город Закаталы в снегу. Отсюда, с высоты, С Джаров, город как на ладони. И зачем их разделили названиями? Джары начинаются там, где еще окраина Закаталы. Поднимешься по лесенкам – Джары, спустишься- Закаталы. Не любят джарцы такое сравнение. « Это город вплотную подошёл к нашему селу»- кичатся джарцы. Да, они кичливые, джарцы. Это и к месту. Ведь Джары- историческое село. Внешне удивительно спокойное, село не раз становилось камнем преткновения. Событий, связанных с ним, не перечислишь. Населенное одними аварцами Джары- это символ хладнокровия, самобытности. А снег здесь почти атрибут, ибо село прямо таки на груди знаменитых гор. Знамениты горы тем, что всегда в снегу. Даже в самые жаркие летние дни здесь можно остудиться снегом, окунуться в него, пройдя всего лишь чуть-чуть от дома моего друга Немата. Ах да, я же не познакомил вас с ним. Исправлю свою ошибку.

КТО ТАКОЙ НЕМАТ ИЗ ДЖАРОВ?

Хватит, надоело смотреть на снег и собачку. Тем более. Немат надоедает; сует в рот то мандаринчик, то яблочко. «Сегодня же Рождество, все же празднуют его, а мы, вот так, лакомиться будем.» Это его, Немата слова. Чтоб не надоедал, открываю рот и сладкие, немного холодноватые дольки радуют, дают простор воображению. Отходит, наконец, что-то возится у чугунки. А, это он хочет пожарить фундук. Понимаю, сегодня ведь Рождество. Вот он опять подошёл, целую горсточку фундука пытается высыпать в мою ладонь. Отказываюсь, мол занят, отстань. Не отстаёт. Пытается бросить всю эту горсточку жареного фундука прямо в рот. Отстань, говорю. Но не могу даже отодвинуть ручище, да, да, они огромные… и…. сдаюсь. Весь рот полон орешков. И надо сгрызть. Не понимает Немат, что у меня на это нет времени. Сгрыз, ворча. Смотрю на Немата. Зашёл в другую комнату. Оставил дверь открытой. А оттуда… Ужас, какой холод! Вот он выходит с тарелкой корольков. Показывает мне огненно – оранжевые фрукты. Невольно мне хочется их съесть. Но делаю вид, что опять недоволен Нематом, опять он отвлекает меня. А ему всё равно. Вот они, корольки вымытые, прямо передо мной. Хитрый он, даже не предлагает, знает, что сам «клюну».Делаю вид, что не замечаю. Но недолго могу удержаться, вот уже в левой руке огромный королёк, а правой пытаюсь писать… Съел и что же вы думаете?! Немат помогает маме подать на стол борщ, запах которого не даёт мне покоя вот уже полтора часа. Накрывая на стол, Немат прожёвывает большой кусок хлеба, как бы разыгрывая свой аппетит. Знает, что разыграется и мой тоже. Злюсь, нервничаю, ведь я же хотел вам рассказать, кто такой Немат! Хотя ошибаюсь. По-моему, удалось познакомить читателя с лучшим другом. Так, своеобразно.

Р.S. Думаю, что человек, любящий вкусно поесть, бывает добрый, ласковый, чуткий, а самое главное внимательным. Вот такой у меня друг, Немат, чьё имя в переводе означает богатство, довольство, сокровище…

ХИКМАТ

Вот сели за стол. Немат уже съел полтарелки, а мы не едим, ждём, когда Хикмат сядет за стол. Он занят, тем, что кормит пока Манюшу, кошку, проживающую в этом доме вот уже пятнадцать лет. Хикмат не торопится к столу, греет в духовке что-то, оглядываясь на Немата, улыбается. Наконец подаёт на стол, согретый кябаб: это со вчерашнего банкета-помолвки Немата с Гуруй. Ведь по аварским обычаям, парень не должен присутствовать на помолвке и вообще, не показываться в доме суженой до свадьбы. Вот и Хикмат, зная это, не забыл попросить для брата самое вкусное со стола- кябаб. С большой любовью подаёт он брату тарелку с кябабом. Опять не есть, смотрит, с каким наслаждением Немат уплетает кябаб. Видя, что никто за столом не поддерживает Немата, он берет кусок мяса, ест с удовольствием, солидарничает. Только вот борщ он не доел. Видимо, кусок кябаба стал вполне достаточным для Хикмата. Вот такой он, всегда, благородный, умный, внимательный. Оказывает помощь, не напрягаясь, не показывая и вида, что делает он такое. Немногословный, он может придать любой компании вес, стать другом, дать хороший совет. Словно согласуя весь характер с именем. Который в переводе означает толковый, умный, крылатый. А-ШЕ За столом то и слышишь странное выражение «а-ше». Это говорит племянница Немата, двухлетняя, белокурая, розовощёкая малышка. Казалось бы, завяжи ей на голову платок и будет самая настоящая Алёнка с шоколадки. «А-ше» по-аварски означает «что это?». Так вот она ест , капризничает и на всё, тыча пальцем, спрашивает «а-ше?». За столом пытаются разозлиться на неё. Немат даже делает грозный вид. Она, опустив плечи, спускается со стола и бежит в угол, где стоит гардероб. Усаживается на шкафчике для обуви, пальцами начинает тереть глазки, имитируя плач. Кто-то жалеет её, встаёт из-за стола и подходит к ней, проводит рукой по голове, как бы сочувствуя. Это, конечно же, Хикмат. А Немат смотрит на неё, не теряя грозного взгляда. Хикмат прикрывает Алёнку от устрашающей мины, а она даёт волю своим слезам. Вот так проявляется каприз этой чудной малышки, умеющей уже в таком возрасте владеть всеобщим вниманием. Ну вот Хикмату удаётся уговорить а –ше вернуться к столу. Садится она как ни в чём не бывало. Хикмат что-то говорит ей на ухо, она совсем подавляет в себе каприз и тянется к маленькому кусочку мяса в большой тарелке с борщом. Ну прямо котёнок какой-то, которому в самый неподходящий час хочется поиграть с клубочком ниток или, затаившись, хитря, глядеть на всех, кто может увлечься его игрой и присоединиться к нему. Наступает час послеобеденного сна. Немат поднимает на руки девушку и спокойно опускает в кроватку, откуда ей не выбраться час, другой. А-ше не желает спать, но тут уже все против неё. Даже Хикмат. Светло в комнате. Хотя за окном снег застилает всё, даже стёкла окон. Светло оттого, что нас радует детскими, незатейливыми шутками маленькая девчушка, умеющая своим «а-ше» одушевлять окружающие предметы.

Р.S. Да, совсем забыл. Эту девушку А-ше-зовут ласково и красиво Эльвира.

ДЕД

Больше всех агрессивен по отношению к А-ше дед, Мухаммед. Оно и понятно: они с А-ше вроде как враги, надоели друг другу. Ну сколько можно проказничать и предотвращать шалости, Хотя ему, человеку уже возрасте, она единственная отрада. Четверых вырастил детей, и никого месяцами не бывает рядом. Это вот сейчас какое счастье! Двое сыновей и дочь при нем. Все сидят за столом. Немат с собой привез и друга. Вроде бы, зачем им он сегодня, когда семья так редко собирается почти вместе. По числу гость заменяет старшего сына, но только по числу. Да, у аварцев совсем другие отношения в семье. Мухаммед-бизе, так принято называть старшего, то и дело заводит беседу за столом о проказах а-ше, без устали отмечая, что всех своих детей растил, как говорится, в ежовых рукавицах, разве что чуть-чуть спуская младшему, то есть Немату. Да, чувствуется его выбор во всем.Все упреки за столом, хоть маломальские, в адрес а-ше и, конечно же, Хикмата. А Нематом он доволен, ему отдает предпочтение, ну буквально во всем. Вот даже в женитьбе и то на первом месте Немат. Не соблюдается в этом деле традиционное старшинство. Не соблюдается из-за любви к младшему, который во сто крат больше а-ше проказничал, да и продолжает делать это до сих пор. Но, видимо, для Мухаммеда-бизе ничего нет святее. Единственный в своем роде оптимист, он уверен, что его дети ни в чем не могут навредить репутации семьи. Он так воспитывал! – Да ты ли их воспитывал, или мать ихняя,- вмешивается в разговор только что вошедший в дом и услышавший последнюю фразу сосед-родственник Эйнулла,- некогда вам было с женой воспитывать их. Они сами, в собственном соку и воспитывались. Замечали твою жесткость и мягкий характер матери, вот и росли. Никто из родства и соседей слова лишнего не скажет о них. Вот ведь кровь какая. А сам сосед подвыпивший, голову с трудом держит, старается говорить убедительно.

ПАЛЬБА

Как только Эйнулла закончил хвалить детей Мухаммеда, буба этих детей сразу предложила гостю выпить стакан крепкого чая. Этот чай как бы прибавил весёлости соседу. Тут начались рассказываться нелепые истории, от которых становилось не по себе. А когда сосед начал ещё и курить внаглую, Немат, не выдержав, спокойно-таки объявил, что в доме у них есть воздушка и он предложил всем мужчинам соревноваться в стрельбе. Подхватив идею разом, все мужчины вышли, ас ними вышел и тучный запах табака, чему все без исключения домочадцы были рады. Но пальбы как таковой не получилось. Вернее, получилась настоящая пальба, а не состязания на лучшего стрелка. Действительно, Кроме Немата и Хикмата, никому не удалось пострелять по-мужски. Но самым интересным было то, какое место для стрельбища было выбрано. Огромный участок, весь в ореховых деревьях, напоминал райский уголок. Снег, плотно закрывший весь участок, словно сам и разукрасил череду бледно-коричневых стволов ореховых деревьев. Ключ, бьющий с невероятной силой, словно был бессилен перед неистовством снега, разыгрывающего свои искорки по белому пространству. А место, выбранное для стрельбы, было вообще сказочным. Единственная сосна, на которой и была устроена мишень, словно руководило всей остальной природой. Признаюсь, своим поражением я обязан ослепительности и красоте сада, который то и дело отвлекал моё внимание и не давал возможности сосредоточиться и прицелиться нормально. Редко бывает, чтобы я был доволен своей неудачей. Но эта редкость всё же выпала мне на Рождество.

ГУТАБЫ

Конец дня. Вроде бы так себе, день как день. Но столько много впечатлений! Чудится, что такого другого дня не дождёшься. Кстати, снег валит без остановки. Страшно думать о том, что на утро в путь-дорогу. Но это на утро. А пока… Пока вновь накрывается стол. Готовят гутабы, заранее знаю, что объеденье. Предлагаю ещё раз посмотреть фильм «Сволочи». Но получаю отказ: до гутабов никаких «Сволочей ». Это говорит Хикмат, наверно, видевший фильм и знающий, как он тяжёл для восприятия. Лучше аппетит не портить… А вот и гутабы. Мягкие, тоненькие. Вкусно и не перестаёшь их есть с аппетитом, невольно вспоминая эпизод из фильма, когда дети-преступники едят ворованные у самих же продукты. Нет. Сравнение получилось неудачное, может даже мрачноватое. Меня возвращает «к столу» голос Немата, который чуть ли не с угрозой говорит, что надо есть новую порцию гутабов, уже с начинкой из каштанов. Сначала отказываюсь, но, увидев, с каким аппетитом ест их Немат, я начинаю есть. Мне почему-то не хочется отставать от Немата ни в чём. Нет-нет, не подумайте что я во всём хочу повторять его, даже в еде. Просто удивляюсь тому, насколько эти люди привыкли к жизни, как говорится, без проблем, хотя у них проблем, как и у всех, хватает. Может, это и связано с национальными особенностями, ведь на протяжении долгих лет аварцы смогли сохранить верность слову, неутомимую страсть быть самим собой. Стремиться к самобытности в нашем быстро меняющемся мире.